08:49 

Эл Нортон
You'll shine like gold in the air of summer
Окей, ладно. Кажется, мы вычитывали её до бесконечности.
Но это всё ерунда, потому что вот она, здесь, и за это я хочу сказать спасибо потрясающим юзерам Каинька, M_A, [J]whisky & soda[/J], Kagami-san, рыжий и пушистый и всем остальным, оказавшим мне просто неоценимую помощь в работе над это главой. Спасибо~
И приятного прочтения :3

Глава 1
~ Эмоция: «Счастье» ~


Декабрь 2001
Лес где-то в северной Европе

– Эй, ты уверен, что мы на правильном пути? – спросил маленький мальчик.
Он сидел на переднем кресле автомобиля, который по гравийной дороге ехал через лес, оставляя на свежем снегу четкую колею. Недавно закончился снегопад, и солнце освещало хвою. Странно: чем дальше они продвигались, тем гуще становился лес – и тем меньше проникало в него света.
– Разве не похоже, что мы скорее углубляемся в лес, а не приближаемся к городу? А признаков, что этой дорогой пользуются, вообще нет.
– Я более чем уверен, что мы двигаемся в верном направлении, хотя похоже, если продолжим, то дорога скоро закончится, – ответил мужчина на месте водителя в очках с черной оправой. Он вёл машину, и тёплая улыбка смягчала черты его лица.
– Ладно, раз ты так говоришь, полагаю, всё будет нормально. Но этот лес… навевает дурные предчувствия.
– Ха-ха, ты по-прежнему паникуешь по пустякам.
– Неужели? По-моему, это ты слишком расслабился.
Мальчик – Чеслав Мейер – с кислым видом посмотрел на водителя – Майзу Аваро. Но Майза только окинул его быстрым взглядом и улыбнулся ещё шире.
– С годами приходит хладнокровие, – сказал он, хотя на вид ему было не больше тридцати. Мальчик скривился.
– Мне скоро будет триста, знаешь ли. Мы не настолько уж и отличаемся возрастом или опытом.
Одним словом, они были бессмертны.
Не вампиры, не монстры, обычные люди, которым достались полностью бессмертные тела – вечная жизнь, вечная молодость, конец которой может положить только атака другого бессмертного.
Это было проклятием и благословением, павшим на избранных. Единственный способ убить бессмертного – чтобы его съел другой. Всё, что для этого нужно – положить правую руку на голову жертвы и пожелать…
«Я хочу поглотить всё, чем является этот человек».
Просто силой этого желания один может отобрать всё, что делает другого личностью. Воспоминания, знания и даже мышечные рефлексы.
Будто играя в игру, алхимики убивали друг друга. Как марионетки плясали на ниточках демона, который дал им бессмертие. Конечно, большинство отвратительных преступлений того времени были возложены к ногам одного старика.
Через двести лет оставшихся от группы в тридцать человек алхимиков можно было пересчитать по пальцам. Однако, с гибелью того, кто начал эту войну, человека, который был источником бедствий, Сциларда Квотеша, охвативший их ужас потихоньку слабел.
Майза и Чес странствовали по миру, разнося весть об его смерти тем из их товарищей, кто скрывался в попытке спастись от голода Сциларда.
И благодаря подсказке о местонахождении одного из них, Элмера С. Альбатросса, они теперь ехали в машине сквозь лес в дальней стране.
Разговор внезапно оборвался, автомобиль катился дальше по гравийной дороге. На какое-то время воцарилось молчание, пока не заговорила женщина, сидевшая позади.
– Так что это за поселок, куда мы едем? Как думаешь, у них есть хотя бы душ? – спросила она голосом, ясным, как звон колокольчика, и потянулась, сцепив руки за спиной.
Гладкое изящное запястье, на миг вынырнувшее из рукава зимней одежды, было достаточным подтверждением ее красоты. Миловидное лицо с правильными чертами, обрамленное естественно ниспадающими шелковистыми волосами, наводило на мысль о томной грации большой хищной кошки. Короткие серебристые пряди не были собраны в прическу – но вместо того чтоб приглушать её красоту, беспорядок только подчеркивал линии шеи.
Эта женщина точно соответствовала определению слова «красивая». Но её красота была не естественной миловидностью богини с картин. Наоборот, она была таинственно манящей, будто воплощение мужских грез.
– Мм…
Сильви Люмьер перестала потягиваться и, вздохнув, откинулась назад. То, как она это проделала, очаровало бы любого наблюдателя вне зависимости от пола; но Майза, похоже, уже привык: глядя на неё в зеркало заднего обзора он не выказывал ни малейшего признака волнения.
– Когда доберемся – узнаем.
– Хм… А Элмер правда там?
– Скорей всего. Информационный брокер нашего района не имеет дела с ложью.
Сильви кивнула, удовлетворенная уверенным ответом.
Чес напряженно поёрзал на сиденьи и сказал:
– Эй, Майза, становится всё темнее, хотя ещё середина дня.
Он склонил голову в тревоге, и Сильви потянулась вперед, обвивая руками его шею.
– Ох, Чес, ты такой милый.
– Ай! Прекрати, Сильви! Я больше не ребенок!
– Да ладно! Ты выглядишь как ребенок, значит ты милый!
Сильви потерлась щекой о щечку Чеса, который завертелся на сиденьи. Он ярко покраснел, но сделал вид, что не обращает на неё внимания, и повернулся к Майзе.
– Но место действительно жуткое, я серьезно… Кажется, что сейчас из-за деревьев выскочит чудище или ещё что-то.
Сильви хихикнула и потрепала Чеса по голове.
– Чудище? Вот теперь ты точно ведешь себя как ребенок.
Чес стряхнул её руку и забурчал под нос, будто вспомнил что-то, о чем хотел бы забыть.
– Ты можешь так говорить только потому, что никогда не видела чудищ, Сильви.
Сильви открыла рот, чтобы спросить, о чем это он, но внезапно напрягшийся Майза перебил её, прежде чем она успела заговорить.
– Ты прав. Это странно.
– А? Что не так?
– Лес вокруг нас. Деревья стоят слишком плотно. С первого взгляда можно сказать, что они растут даже там, где им не хватает солнечного света.
Сильви выпрямилась и оглянулась. Деревья стояли настолько близко, что казалось, будто они обнимаются; плотным строем, сквозь который человеку не пройти
– Теперь, когда ты сказал, стало жутковато. Интересно, что происходит?
– Не могу сказать точно… Может, если мы продвинемся немного дальше, сможем что-то выяснить.
– Полагаю, можно сказать, что это место подходит Элмеру, – пожала плечами Сильви, соглашаясь с Майзой, и снова откинулась назад, удобно устраиваясь. – Если самым злобным на корабле был Сцилард, самым страшным – Хью, то Элмер был самым странным. Он всегда находил, чем меня удивить… Хотя я думаю, что он был одновременно и самым счастливым.
– Хью настолько тебя пугал? Согласен, я иногда не мог догадаться, о чем он думает, но…
– Конечно, пугал. Вспомни, Элмер единственный был к нему близок.
– Правда, Элмер весьма бесстрашен. Хотя иногда он и безосновательно хвастает. Как в том случае, когда он заявил, что обжулил Людовика XIV, или что проклятые бриллианты на него не действуют… Хотя в случае Элмера и это возможно.
Внезапно Майза остановил машину и всмотрелся вперед.
Преграждая путь впереди высилась земляная насыпь, слишком высокая для холма. Уклон насыпи уходил вниз не слишком круто, но мешанина из грязи и камней образовали зыбкий пласт, идти по которому было бы самоубийством, не говоря уже о том, чтобы проехать на машине. Деревья же, окаймлявшие откос, не позволяли объехать препятствие.
– Я слышал, что раньше здесь был тоннель, но похоже он обрушился и теперь завален землей. Выглядит, будто это случилось довольно давно, но к счастью, деревья не пустили здесь корни.
– Что ты имеешь в виду, говоря «к счастью»? Мы в любом случае не сможем здесь проехать. Не знаю, почему они не восстановили тоннель, – сказала Сильви.
Майза пожал плечами.
– Этим тоннелем изначально никто не пользовался. Это вход на частную территорию, которая впереди, так что, возможно, хозяин решил больше не использовать этот путь.
– Хм… – понимающе кивнул Чес и остановился. – Погоди, Майза. Что? Частная собственность? Я думал, ты сказал, что Элмер в поселке.
– Верно. Насколько я выяснил, на частной территории стоит городок, – спокойно ответил Майза. Приподняв одну бровь, Чес встретился с Сильви взглядом в зеркале заднего вида.
– Ха-ха-ха. Я пытался связаться с владельцем под предлогом изучения дикой природы, но всё напрасно. Похоже, это богатый человек, но у меня нет связей в этой стране.
Хотя он был каморриста в американской криминальной организации, кажется, это звание не имело веса в стране, где никого не знаешь. Сильви нахмурилась и пробормотала под нос:
– Городок… на частной территории?
– Точно.
– Ты уверен, что твоему информационному брокеру можно доверять?
– Конечно.
Сильви уставилась на Майзу, будто у него вторая голова выросла.
– Ну что, мы едем? Держитесь крепче.
Куда едем? Вопрос вертелся на кончиках языков, когда Майза вдарил по газам.
– АА! Май…
Дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр-дыр…
Чес проглотил испуганный вскрик, когда автомобиль затрясся всем корпусом. Легкое тельце жестоко мотало во все стороны, удары неслись сквозь позвоночник прямо в легкие.
– АааАААааааААа!
Сильви распласталась на заднем сидении, которое смягчало толчки, пока пронзительный крик Чеса взлетал и падал вместе с машиной. Долгие минуты автомобиль громыхал вперед и наконец остановился с сильным грохотом – с другой стороны холма склон резко обрывался, заставив их рухнуть с высоты трех метров.
– Аааа! – раздался пронзительный вопль из-за заднего сидения, из места между спинкой и панелью за ней, но трое в машине не обратили на это ни малейшего внимания, а только с облегчением вздохнули.
– Ты знаешь, что время от времени творишь дикие вещи?
– Профессиональная деформация.
– Иногда я завидую твоему вечному хладнокровию.
– Мои извинения.
Чес и Сильвия недобро глянули на Майзу, но тот лишь хохотнул и выглянул наружу из машины. Перед ними, как и прежде, простиралась заснеженная, посыпанная гравием дорога. Хотя казалось, что снежный ковер стал немного тоньше – возможно, из-за того, что деревья теснились вдоль дороги еще плотнее, чем прежде.
– Теперь еще пять-шесть километров – и мы должны быть на месте…
– Майза! Придурок, ты меня убить пытался? – раздался крик позади Сильви.
Майза надавил на газ, будто ничего не слышал. Убедившись, что с машиной всё в порядке, он выжал сцепление и включил первую передачу.
– Ты меня слышишь, ублюдок?
– Конечно слышу, Нил, – спокойно ответил Майза и плавным движением вдавил педаль газа в пол. – Дорога здесь неровная, так что будь осторожен и не прикуси себе случайно язык.
Снег летел во все стороны из-под бешено крутящихся колес.
– Не пытайся сменить тему. Я заявляю: именно поэтому твоя девушка тебя бро-ой!
Из багажника донесся приглушенный звук удара. Встревоженный Майза на секунду оглянулся, но быстро повернулся и снова сосредоточился на вождении.
Мужчина за задним сиденьем больше не говорил.
Короче, ситуация несомненно была тревожной, но, казалось, никто из пассажиров о ней не беспокоился, и машина продолжала углубляться в тенистый лес.
К поселку, которого не найти ни на одной карте, чтобы найти старого друга.
--------
Люди прибыли в поселок.
Они приехали в странной штуке.
Огромной металлической коробке. Как карета, только меньше.
Большая повозка, на которой приезжает коробейник. Вот на что похоже.
И, как и транспорт коробейника, она двигалась без лошадей.
Но кое-чем отличалась. Не похоже, что на ней привезли товары.
Металлическая коробка остановилась на входе в поселок.
Я первая заметила.
Но горожане первыми подошли. Сжимая оружие. Один за другим, они шли к железной коробке.
Кому-то ещё не повезло.
Кто-то ещё станет несчастлив.
Я это чувствую. Точно как в тот раз…
…Пять лет назад, когда впервые убили Мастера Элмера.
Я могу только смотреть. Даже сейчас, я могу только стоять и смотреть, как совещаются жители, силуэты полные страха и враждебности.
Но я лишь наблюдаю эту взаимосвязь с прошлым.
Это моя задача.

----
– О, ну наконец-то!
Наконец Майза сотоварищи выбрались из лесу на дорогу, чуть шире предыдущей гравийки. Обзор резко расширился, и перед ними развернулся сияющий белый мир. Сначала они приняли его за обычную равнину, но чем дальше ехали по прямой дороге, тем больше заснеженные пространства вокруг напоминали фермерские поля.
– Возможно, ячменные поля, – слова Майзы побудили и остальных осмотреться вокруг. Тянувшиеся, сколько хватало взгляда, поля окружал лес. Снега выпало меньше, чем им казалось, и кое-где сквозь белый ковер проглядывали пятна голой почвы.
И в конце дороги – прямо перед ними – стояло несколько домов.
– Так здесь и правда есть поселок.
– Вы уверены, что это частная территория?
Майза не обратил внимания на слова Сильви и Чеса и припарковал машину у того, что посчитал входом в деревню.
Здания были каменными. Издали они казались сельскими амбарами, но когда машина подъехала ближе, стало понятно, что это действительно дома. Они заметно отличались от обычных для этой страны построек и напоминали скорее сараи, а не приличное жилье.
Старинными были не только дома, но и вся атмосфера поселка казалась странной и архаичной, словно они попали на съемки. Отсутствие на виду современной архитектуры только усиливало ощущение старого кино.
Но никто из путешественников не смутился, так как вид впереди слишком отличался от реального «прошлого», в котором им довелось жить. Будто поселок возник не сам собой, а был специально сконструирован по чьим-то расчетам.
– Немного больше, чем я ожидал.
Похоже, они припарковались у главной улицы: с каждой стороны стояло несколько зданий. Деревянные строения и срубы случайным образом перемежались с каменными домами, виденными прежде.
– Выглядит сооруженным на скорую руку, – пробормотал Чес. – Стиля ему явно не хватает.
– Не знаю, по-моему, есть в нем старомодное очарование, – ответил Майза.
– Черт, – Сильви закрыла глаза и театрально вздохнула, опуская плечи. – Не думаю, что здесь есть душ… Или хотя бы водопровод.
– Не уверен, что беспокоиться стоит именно об этом, – внезапно сказал Майза странно напряженным голосом.
– Почему?
Что-то в его тоне заставило Сильви ещё раз выглянуть в окно.
Посреди широкой дороги, рассекающей город, стояла девушка в потрепанной одежде, пристально глядя на машину.
– А что с ней не так?
– Не с ней. С остальными, – ответил Чес тоже слегка натянуто.
Наверно заподозрив нечто по облику незнакомки, Сильви осторожно оглянулась. Сначала она думала, что девушка была одна, но вскоре поняла, что из уличных теней за ними наблюдает множество глаз.
Скрываясь в полумраке, за окнами тихо маячили и безмолвно таращились силуэты десятков людей.
– Ммм, похоже на прецедент.
– Какой еще прецедент? – выпалил Чес, неспособный сдержать нервозность. Майза перехватил руль.
– Ну, было несколько случаев с поселениями, найденными на частных территориях. Например, незаконные организации или группы религиозных экстремистов часто устраивают подобные базы.
– И что это значит?
– Неизвестно, что они делают с пришельцами. Если нам повезет, они передадут нас в руки властей за нарушение границы, но в худшем случае… – Майза запнулся, прищурился и продолжил: – Результаты будут неописуемо ужасны.
– Давай уедем. Я не хочу ввязываться в то, что может оказаться хлопотным.
– Погоди, Чес. Нравится нам или нет, но мы должны спросить людей, чтобы узнать об Элмере. Если он поселился здесь, то они пойдут нам навстречу, как только мы объяснимся.
В противоположность оптимистическому настрою Майзы Чес упрямо оставался скептиком.
– А что если он не стал? Или его с самого начала здесь никогда и не было?
– Сюда кто-то идет.
– Майза? Эй, ответь мне. Посмотри на меня, Майза!
Чес схватил его и с силой потряс, но Майза его проигнорировал и в одиночку вылез из машины.
– Ну, в таком случае, полагаю, нам не останется ничего, кроме как сбежать.
По дороге к ним поднимался мужчина в сопровождении нескольких юнцов. Он был, по крайней мере, средних лет, с острым взором и колючими усами. Худое тело закутано в теплые зимние одежды, сшитые не из синтетики, а из натурального меха. Идущие следом юноши были одеты похоже и держали в руках железные дубинки и охотничьи карабины.
Ружья были старые – опыт Майзы подсказал, что такие модели были в ходу лет сто назад.
Девушка всё ещё стояла посреди дороги, и идущие мужчины грубо её оттолкнули. Они хищно смотрели на Майзу и громко топали по грязной каменистой земле.
От каждого пройденного дома к ним молча присоединялись один или два силуэта, которые смотрели из теней, и вскоре банда, шагающая в сторону Майзы, увеличилась больше чем вдвое.
Среди них были и женщины с кухонными ножами и мотыгами в руках и суровыми враждебными взглядами.
Однако, даже закрыв позади себя дверцу машины, Майза не казался слишком обеспокоенным. Он оставил руку на дверной ручке готовый в любой момент открыть её и нырнуть внутрь.
«…Я только надеюсь, что мы сможем общаться друг с другом».
– Кто вы такие? Вы не коробейник… Как вы сюда попали? – словно в ответ на невысказанные сомнения Майзы заговорил усатый мужчина, похоже, их лидер.
Майза надеялся заговорить первым, но пестрая банда аборигенов остановилась раньше, чем он ждал.
Тем не менее, он отчасти расслабился, когда понял, что жители по крайней мере говорят на общепринятом в стране диалекте.
– Прошу прощения. Мы обычные путешественники.
Оставалась вероятность, что, назови они сразу имя человека, которого искали, и у людей возникнут подозрения. Майза решил сначала притвориться странником и понаблюдать за реакцией.
– Путешественники, говорите? – подозрительно спросил лохматый, украдкой глянул на машину и снова уставился на Майзу. В его глазах темнела не злость, а, скорее, огромная ненависть.
Он ещё раз взглянул на автомобиль, потом на Майзу, и его лицо посуровело.
– Заставь остальных выйти.
– Могу я спросить, зачем?
– Мне нужно убедиться, что с тобой нет странных людей.
Про себя Майза полюбопытствовал, кого мужчина считает странными, но решил, что из ненужного спора толку не выйдет. Он вздохнул и подал знак двоим внутри машины.
Неприветливость горожан уменьшилась, пусть и на крохотную капельку, когда выпрыгнул Чес. А когда выступила Сильви, их глаза распахнулись.
Она быстро осмотрелась, прищурилась и плавным движением прислонилась к дверце машины. Направленная на гостей вражда поутихла – некоторые парни теперь смотрели на Сильви с совершенно другим выражением глаз.
– Ну так что?
Не смягчился только взгляд лохматого.
– Вы очень благоразумны, – шутливо сказал Майза вместо ответа.
Но лохматый на это никак не отреагировал.
– Я мэр, Дез Нибиль, – представился он.
– Рад знакомству. Я…
Лохматый – Дез – отвернулся, прервав слова Майзы.
– Я не желаю слушать посторонних. Мы не можем вас принять, так что уходите сейчас же.
– Да ладно. Мы не просим пустить нас ночевать в какой-то из ваших домов. Если бы можно было остаться ненадолго здесь с машиной…
– Поселок сейчас не может себе позволить связываться с иностранцами. Нам не нужны ваши проблемы. Из-за чужаков вроде вас демон…
Дез прикусил язык.
Перед мысленным взором Майзы всплыло лицо. Демон, который дал им вечную жизнь, и в то же время его товарищ-каморриста, который сейчас далеко в Нью-Йорке. Он никак не мог оказаться здесь, и чтобы отбросить беспочвенные подозрения, Майза спросил:
– Демон?
– Нет, ничего. Уезжайте из поселка… Нет, уезжайте из этого леса, сейчас же.
– Вы сказали «демон»?
Мэр зарычал от настойчивого интереса Майзы и неохотно ответил:
– Здесь живет монстр.
Земля, отгороженная от мира стеной деревьев, и монстр, атакующий деревню.
Такие мистические декорации больше подошли бы чему-то вроде сказки или легенды, но вместо насмешки Майза хранил молчание и слушал рассказ Деза.
– Вряд ли вы можете даже вообразить, как мучает нас эта тварь… Даже если я расскажу, вы мне никогда не поверите.
– А точнее, что это за монстр?
– Мне больше нечего вам сказать! Уходите сейчас же!
От злости дыхание Деза вырывалось в холодный зимний воздух белыми клубами пара. Майза помолчал пару мгновений и пробормотал, чтобы подтвердить свою теорию:
– Элмер… Элмер С. Альбатросс.
По толпе пробежал шепоток.
Нервная энергия наэлектризовала воздух.
Как только слова сорвались с губ Майзы, атмосфера мгновенно изменилась. Медленно таявшая враждебность вспыхнула в полную силу, и даже парни, завороженные красотой Сильви, внезапно перевели взгляды на Майзу, качая головами, как заводные игрушки.
Даже мэр, до сих пор сохранявший безразличие, вдруг уставился на них широко раскрытыми глазами.
– Вы, несчастные…
– Мы его ищем. Если его здесь нет, то мы пой..
– Взять их!
Вопль мэра оборвал слова Майзы и громко разнесся по улице.
Горожане хлынули, как вода сквозь шлюз. Они выглядели стаей диких зверей, загоняющих добычу, но Майзе показалось, что кроме враждебности в их глазах было и другое чувство.
…Страх?
Он уловил отблеск ужаса в их глазах, но прежде, чем смог убедиться в этом, мужчины рванулись вперед, чтобы схватить его.
Майза, который предвидел это с самого начала, сохранил хладнокровие. Решительно глядя им в глаза, он отступил назад ровно настолько, чтобы избежать протянутых к нему рук.
– Пожалуйста, успокойтесь. Мы не…
– Тут он взглянул на мэра и увидел, что стоящий возле Деза юноша целится из ружья.
– Вижу, слов тут недостаточно.
Громкий звук выстрела разорвал тишину, и тело Майзы дернулось от удара.
– Майза! – непроизвольно вскрикнула Сильви. В отличие от Майзы она не почувствовала угрозы в ситуации и до сих пор прислонялась к автомобилю. Чес же напротив мгновенно уловил изменения атмосферы и уже забрался в машину.
Пуля содрала кожу с бедра Майзы, разорвав плотные брюки и брызнув кровью во все стороны.
Пока горожане рванулись вперед, почуяв брешь, мэр сосредоточился на кое-чем другом: на крови, что хлестала из ноги Майзы. Пока он смотрел на алые брызги на камнях, в его груди нарастало дурное предчувствие.
И его опасения подтвердились.
Кровь, которой полагалось оставаться на земле, начала сползаться.
Обладающие собственной жизнью красные пятна собирались у ноги Майзы. Будто танцуя, капли сливались одна с другой, взбирались по ноге Майзы и втекали сквозь дырку в штанах прямо в рану.
Горожане, которые пытались схватить его, тоже это заметили. Они замерли на месте и отшатнулись назад с бледными от страха лицами.
– Он такой же…
– Демон.
– Он точно как тот!..
– Мы сгинем.
– Мы сгниём.
– Не смотри ему в глаза… – украдкой бормотали жители друг другу, отводя взгляд от Майзы.
Майза остановился, слегка засомневавшись.
За долгую жизнь его время от времени застигали в процессе регенерации. Свидетели обычно ужасались и сбегали. Его босс, глава маленькой преступной группировки в Нью-Йорке, был одним из немногих исключений.
Но реакция горожан отличалась от того, что он наблюдал годами. Обычно те, кто видел его исцеление, боялись его как «непознанного», но… эти люди боялись его как «знакомое зло». Это не страх перед неизвестным заставил их дрожать от ужаса. А последствия прихода человека, который может за секунды вылечить свои раны.
«…О, я понял».
Майза мысленно кивнул и снова вернулся в реальность.
Мужчины, которые отшатнулись от него, внезапно переключились на Сильви. Судя по перепуганным, бросаемым на бегу, взглядам, они хотели взять её в заложницы.
– Погодите, что вы делаете?
Сильви попыталась увернуться от первого добежавшего, но он оказался быстрее, и грубая рука ухватила её тонкое запястье.
Майза чуть не дернулся спасать Сильви, но остался на месте. Позади неё с тихим скрипом медленно опускалось окно заднего сидения. Юноша, который схватил Сильви, так старался оттащить её, что не заметил, как из окна высунулась смуглая рука, пока та не сжала, словно в тисках, его запястье.
– Ай!
Парень завопил и отпрянул от Сильви, словно обжегшись. Рука, торчащая из окна, плавно двинулась обратно, потащив юношу за собой.
– Аааааа!
Прежде, чем парень успел среагировать, его рука уже была наполовину внутри. Тихий скрип возобновился: кто-то в машине поднимал окно, зажимая пойманную конечность.
– Аааааааааааааа!
Ужасное давление обрушилось на руку юноши. Оконное стекло не смогло бы совсем отсечь руку, но тем не менее безжалостно впивалось в плоть, а мучительный скрежет механизма разносился в воздухе.
Окружающие Сильви замерли, не в силах понять, что происходит. В свою очередь Сильви осторожно взглянула внутрь машины и поспешно отступила. Когда она добралась до капота, задняя дверь распахнулась – вместе с зажатой в окне рукой незадачливого парня.
– Аааааааааа!
Его ноги оторвались от земли, и всё тело попыталось взлететь в воздух, но помешала застрявшая в двери рука. В воздухе сухо щелкнуло, но горожане не смогли различить, хрустнули ли это кости или суставы парня.
И когда крик рассек воздух, из машины выбрался некто…
– Чу.. Чудовище?
В отличие от реакции на Майзу, теперь голоса жителей были наполнены страхом перед неведомым. Просто человек, вышедший из машины, был странным.
Полностью одетый в белые шелка: рукава, обрезанные выше локтя, демонстрировали светло-коричневую кожу. Одежды были отнюдь не тонкими, но, учитывая морозную погоду, задрожал бы любой, на них посмотревший.
Для такой реакции одной одежды было бы маловато, но, с другой стороны, было ещё и кое-что выше шеи.
Диковинная маска закрывала его лицо. Разукрашенная полированная штука шоколадного цвета с яркими красными и оранжевыми полосами пришлась бы к месту в Юго-Восточной Азии или на фестивале в Гонконге.
Более того, то немногое, что виднелось под маской, оказалось не кожей, а туго намотанными бинтами. Другими словами, человек обернул голову тканью, а потом надел маску. Горожане видели сквозь прорези пронзительный взгляд полуприкрытых глаз.
Вот такой человек появился. Жители пялились, подняв невообразимый шум, их испуганные голоса заполнили улицу.
Человек в маске проигнорировал их реакцию и спокойно повернулся к Майзе.
– Ты водишь как сумасшедший. Повторю ещё раз. И вновь я заявляю тебе: ты пытался меня убить?
Маска скрывала выражение лица, но по тону было ясно, что он весьма зол.
– Обычно, я бы за такое огрел или отвесил бы пинка, чтоб ты аж полетел, но учитывая ситуацию – прощу. Я заявляю: я тебя прощаю.
– Спасибо, – сказал Майза, чуть пожав плечами. – Я буду вечно тебе благодарен, Нил.
Он повернулся к мэру и его людям, которых почти парализовало от шока.
– О, я должен прояснить, что этот человек не ехал с нами, мы везли его в багажнике. Пожалуйста, поймите нас правильно. Мы не пытались его спрятать.
Но они даже не слушали, просто безмолвно смотрели, неспособные отвести глаза от кошмарного существа перед ними.
Человек в маске, Нил, мельком глянул в их сторону и, сложив руки на груди, повернулся к Майзе.
– Я не знаю, что происходит, но похоже они по крайней мере успокоились. Но я спрашиваю тебя, Майза. Что ты хочешь, чтобы я сделал?
– О… Я не хочу проблем, поэтому постарайся никого не ранить, – ответил Майза, волнуясь больше за горожан, чем за Нила.
Нил отрывисто кивнул и шагнул к задней стороне машины. Ступив на запасное колесо, висящее позади, он одним быстрым движением поднялся на крышу, снова скрестил руки на груди и сверху вниз посмотрел на горожан.
Как только он убедился, что все взгляды прикованы к нему, то заговорил:
– Хорошо. Для начала – на колени. Мы приказываем вам это сделать.
Его низкий но четкий голос легко разнесся по улице. Его требования были смешны, но ни Майза ни Сильви не протестовали, давно привычные к его повадкам. Но…
– Нил, эти люди не понимают английского.
…может, это и к лучшему.
На секунду над собравшимися людьми повисла тишина, и…
– Что?!
Голос из-под маски прозвучал слегка ошарашено.
– Не смей выставлять меня кретином!
– Никогда и не мечтал. Разве ты не слышал? До сих пор в разговоре не было ни одного английского слова.
– Мм… Значит, я ошибся. Я должен это признать. Я признаю свою ошибку, а не попытаюсь её скрыть! Проблема в том, что кроме берберского я могу говорить только на английском, китайском и индонезийском. Что мне делать?
– Ничего. На самом деле, я бы предпочел, чтобы ты слез, прежде чем повредишь машине крышу, – решительно сказал Майза, потирая лоб.
– Жители боятся тебя, потому что не понимают язык, на котором ты говоришь, – к Сильви вернулся дар речи.
– Хмм…
Всё ещё настороженный Нил всмотрелся сквозь маску в горожан. Они разошлись, охватывая Майзу и Нила широким полукругом, боясь подходить ближе. Юноша, рука которого была зажата в окне, наконец сумел вырваться и сбежал обратно со струящимися по лицу слезами.
Если бы они понимали Нила, возможно, его чистой воды безрассудство уменьшило бы их неприязнь, но сейчас они воспринимали его слова только как бессмысленный и пугающий шум.
– Ясно… Майза, я заявляю.
– Что?
– Мирно мы отсюда не выберемся.
– Действительно, – оглядываясь, ответил Майза.
Только парни рядом с мэром сохранили спокойствие. Они вскинули карабины, беря на мушку Майзу и Нила.
– Цельтесь в головы.
По указке мэра парни, судя по тому, как они держали оружие – охотники, поправили прицел.
– Если они похожи на него, то некоторое время не смогут двигаться, если разнести голову. Если мы сумеем захватить хотя бы одного, сможем поторговаться с остальными.
Хотя преимущество горожан было очевидным, в победе ни один из них уверен не был. Даже у тех, кто навел карабин, вспотели ладони.
– Давайте, стреляйте, – фыркнул Нил. – Как только спустите курок, я посчитаю вас своими врагами. Я заявляю: я вас всех уничтожу!
– А я тебе говорю, они ни слова по-английски не понимают.
Даже вздыхая и легкомысленно подшучивая над Нилом, Майза не сводил взгляда с ружейных стволов.
«Что теперь? Единственный способ – специально сдаться, чтобы…»
Пока эта мысль порхала у Майзы в голове, неприязненное отношение жителей снова усилилось.
Глядя в ясное синее небо, Майза принял решение. Он заставит своих товарищей сбежать, а себя позволит захватить. Они могут уйти и все вместе, но не хотелось бы терять единственную ниточку к местонахождению Элмера, если можно этого избежать.
Майза бросил должность финансового руководителя нью-йоркской организации каморры, Семьи Мартилло, чтобы путешествовать по миру. Не ради туризма, а чтобы найти бессмертных, разбежавшихся по всему глобусу.
Вместе с Чесом они странствовали уже более тридцати лет. Понадобилось прилично времени и усилий, чтобы найти Сильви и Нила, но для них, бессмертных в прямом смысле слова, срок считался крохотным. И когда Майза уже готов был отказаться от поисков двух оставшихся, ему стало известно об одном из них, Элмере С. Альбатроссе. Подсказка от постоянного информационного брокера. Не расплывчатые слухи, а точное указание положения деревни. Но посредник не соизволил подробно описать поселок, отделавшись кратким ответом «секрет фирмы». Но для отчаявшегося получить помощь Майзы и это было божьим даром.
Он не мог упустить свой шанс. Оставалось всего восемь месяцев до обещанного возвращения в Нью-Йорк. Если он сейчас потеряет след Элмера, попробовать ещё раз не хватит времени.
В его действиях была доля нетерпения. Поэтому он специально упомянул имя, даже поняв по реакции жителей, что демон, о котором они говорили, скорее всего и есть Элмер.
Даже при том, что Майза был не согласен с жителями деревни и Нил был на его стороне, он не мог позволить себе впутывать Сильви и Чеса. В конце концов, быть бессмертным, не означает не чувствовать боли.
Но повернувшись, чтобы подать знак, что сдается, Майза краем глаза заметил нечто странное. Они приближались с дальнего края поселка, противоположному тому, где он с друзьями выехал из леса. Три фигуры неизвестных всадников в алых плащах.
Майза застыл спиной к горожанам, но они замерли, забыв про него и, сглатывая пересохшими ртами, следили за всадниками.
– Смотрите… здесь вестники.
– Опустите оружие!
– Будь они прокляты, сегодня не день их появления…
– Значит, они всё-таки оказались демонами…
Под тихие беспокойные шепотки одни опускали оружие, другие ныряли в дома и запирали за собой двери. Множество глаз, следивших из теней за группой Майзы, испарилось как дым. Среди внезапного гомона, глядя на трио в алых одеждах, остались стоять только мэр и его спутники.
– Что? Что это?
– Хмм?
Нил и Сильви тоже услышали стук подков и повернулись посмотреть.
Лошади остановились метрах в десяти от машины. Всадницами были три женщины – нет, судя по внешнему виду, их ещё называли девчонками. Они были похожи друг на друга, и Майза про себя посчитал их сестрами.
Вдобавок, на рукава красных плащей была нашита белая ткань, напоминавшая о Санта-Клаусе. Рядом со старинными нарядами горожан результат казался вдвойне неестественным.
– …Господин Дез.
Одна из них спрыгнула с коня и застенчиво взглянула на сердитого мэра.
– Это гости Господина Элмера. Я отведу их в замок.
– Распутницы… – Мэр метнул на трех девушек взгляд, который расплавил бы и сталь.
Майзе и Нилу он показывал ужас, сейчас же на лице было только отвращение.
– Пожалуйста, отойдите. Так приказал Господин Элмер.
Мэр надолго замолчал, буркнул под нос и мотнул головой горожанам. По этому сигналу оставшиеся парни повернулись и разошлись.
У входа в деревню, где до появления девушек царила неумолчная какофония громких голосов, воцарилась мертвая тишина. В неописуемой атмосфере от неожиданного вмешательства даже Майза не мог найти слов.
Наконец, молчание нарушила девушка, обратившаяся к мэру. Она поставила ногу в стремя и вежливо сказала Майзе и остальным:
– Э… Не будете ли вы любезны следовать за мной, я буду весьма… ээ… признательна. Здесь… опасно.

@темы: Перевод, Book 5, Baccano!

Комментарии
2012-11-01 в 10:06 

Minchi
♥ каждому своё ахоге. ♥ мы от Сугиты к Сугите скачем
когда в этом соо появляются переводы, мне хочется петь гимны:heart:

2012-11-01 в 10:17 

Родаши
Неисправимый лицемер... (с)
спасибо за перевод! )

2012-11-01 в 11:12 

Неосамурай
Каждый из нас предан. Кому-то или кем-то.
Спасибо за прекрасный перевод.И за ваш труд.

2012-11-01 в 15:12 

Тони рыжий и пушистый
.в любой непонятной ситуации дави и накатывай.
Отличный подарок))
Я там, канешн, где-то сбоку и под тазиком, потому что сделал очмало, но все остальные - молодцы =33

2012-11-12 в 15:33 

Andrianet
Но вы производите впечатление на дураков. А вот этого мы вам не позволим. (с) Быть Босхом
Огромное спасибо переводчику и бетам=)
Это очень приятно, аж до дрожи в коленках, да, читать долгожданный перевод:) К тому же еще и без заметных очепяток и ошибок^.^

   

Baccano! по-русски

главная